Рейтинг@Mail.ru Submit Your Site To The Web's Top 50 Search Engines for Free! Sonic Run: Internet Search Engine Индекс цитирования. Page Rank

в корзину

Корзина покупок
 

Крабы

Краб Камчатский                                                                                  (живой,1 кг.)
 Вес особи  краба 2-5 кг.            Крабами назы..
2800 р.
Краб колючий (живой,1 кг)
Особь колючего краба - 1,0 - 2,5кг.* Краб имеет толстый жесткий панцирь с выразительными шип..
2300 р.
Краб колючий волосатый (живой,1 кг.)
Особи красновато-коричневого цвета , тело и ноги которых густо покрыты рыжими волосками, за что и..
2200 р.
Фаланги камчатского  краба сыро-мороженные (Сахалин,1 кг.)
Фаланги камчатского  краба свежемороженые Перед приготовлением полностью разморозить в е..
2500 р.
Крабы

Из истории освоения крабов

 

Широкую известность дальневосточные крабы как деликатесный продукт получили в начале ХХ в., когда впервые был налажен выпуск крабовых консервов. На российском Дальнем Востоке крабовые консервы стали выпускать с 1908 г. на береговом консервном заводе в бухте Гайдамак.
На международном рынке как экспортер крабовых консервов Россия стала выступать с 1923 г. История выпуска отечественной крабовой консервной продукции в морских условиях насчитывает уже около 70 лет. 15 марта 1928 г. был поднят советский флаг на «Первом Краболове» — именно так называлась первая отечественная крабоконсервная база Дальгосрыбтреста (Кашук, 1971). В том же 1928 г. «Первый Краболов» в своем первом промысловом рейсе на Западную Камчатку выработал более 20 тыс. ящиков продукции. Промысел крабов осуществлялся с апреля по сентябрь в районе о. Птичьего. В тот же сезон немногим позже на промысел крабов вышел другой российский краболов — «Камчатка», оборудованный дальневосточной рыбацкой организацией — Акционерное Камчатское общество.
Этот исторический факт имеет большое значение, поскольку он положил начало развитию отечественного крабодобывающего флота. А в 20-е гг. почти 90% российских запасов крабов эксплуатировались японскими краболовами. В 1923 г. японские фирмы арендовали у Советского Союза 88,9% всех крабовых участков. В 1927 г. Япония имела 17 плавучих крабоконсервных заводов и предприятие по переработке крабов на о. Парамушир, ориентированные на добычу и переработку запасов крабов у берегов Камчатки.
В 1929 г. к берегам Камчатки вышли 22 японских краболова. За путину они выработали 420 тыс. ящиков — в шесть раз больше, чем советские краболовы. В 1929 г. было добыто около 87 млн. экз. камчатского краба, после чего наметился постепенный спад объемов добычи. В.Е. Родин (1969б) считает, что 1929–1930 гг. явились переломными в состоянии запасов камчатского краба у Западной Камчатки.
В довоенные годы на краболовных судах было мало механизации, поэтому труд моряков был тяжелым. Вместе с тем вводились в эксплуатацию новые суда и рос объем выпуска консервов. На смену довоенным судам пришли специализированные плавучие консервные заводы, на которых были успешно решены проблемы выпуска продукции высокого качества и безотходного производства.
В 1973 г. на промысел крабов у Западной Камчатки вышел первый плавзавод «Сергей Лазо», оснащенный коническими ловушками. С этого года отечественный краболовный флот стал активно переоснащаться на лов крабов ловушками (Борщан, 1975). Опыт ловушечного лова краболовами «Дальморепродукта» был перенят у японских краболовов, которые осваивали этот вид промысла с 50-х гг. на добыче глубоководных крабов-стригунов в Японском море (Sinoda, 1968, 1982; Хасегава, 1974).
Крабовый специализированный промысел на Дальнем Востоке начался в конце прошлого века в Японском море, однако уже в начале нашего века акватория промысла значительно расширилась и охватила южную часть Охотского моря. В 1916 г. японские промышленники добыли 10 млн. шт. камчатского краба на шельфе Юго-Западной Камчатки и северных Курильских островов. В 20-е гг. основной промысел крабов переместился на западнокамчатский шельф, где в период с 1924 по 1983 г. ежегодно вылавливалось от 0,8 до 32,7 млн. шт. (см. рис. 39). По последним данным, в конце 90-х гг. вылов достиг максимума и приблизился к 100 млн. экз.
Из приведенной динамики ежегодного вылова камчатского краба у Западной Камчатки следует, что с 1924 по 1929 г. прослеживалась тенденция роста вылова с 4,8 до 32,4 млн. шт., затем, с 1929 по 1933 гг., вылов снижался до уровня 10,2 млн. шт., после чего вновь отмечено увеличение величины вылова до 32,7 млн. шт. (в 1938 г.). В период Великой Отечественной войны и в первые четыре послевоенных года в связи с политической обстановкой, сокращением работающего на добыче краба флота, прекращением добычи краба японцами вылов краба резко снизился. Это создало благоприятные условия для воспроизводства и восстановления запасов. С 1946 по 1957 г. вылов краба резко возрос, и благодаря принятым мерам регулирования и охраны запасов в последующем десятилетии добыча поддерживалась на уровне 23–28 млн. шт. Однако с 1970 г. вновь стала проявляться тенденция устойчивого снижения ежегодного вылова крабов.
Следует отметить, что в конце 20–30-х годов, когда был наиболее высокий уровень изъятия крабов, промысел начинали в апреле–мае и заканчивали в сентябре. Эти сроки обусловлены климатическими условиями: зимней стужей и высокой штормовой активностью в море в осенний период, которые существенно затрудняли работу ловцов. Организация промысла в то время заключалась в формировании краболовных флотилий, состоящих из плавзавода и 6–14 судов-ловцов — мотоботов водоизмещением 7–8 т, оснащенных двигателем мощностью 15–20 л. с. Эти суда назывались «кавасаки». На переходах и в нерабочие время мотоботы поднимали на шлюп-балки и крепили по бортам плавзавода.
Крабов ловили, выставляя на путях миграций или кормовых скоплений на дне крупноячейные (ячея 240 мм от узла до угла) сети длиной до 100 м. Оптимальный застой сетей составлял 2–4 сут. Подъем сетей проводился обычно в соответствии с графиком, предусматривающим равномерную доставку краба на разделочную площадку консервного завода. Сети поднимались лебедкой и вместе с уловом крабов укладывались в трюмы, закрывались досками и на этот настил вновь укладывались сети. Во время хода «кавасаки» к заводу ловцы перебирали сети, выпутывали краба и очищали его от прилова, а также производили набор сетей для очередной их постановки после сдачи на завод.
В послевоенные годы характер промысла не изменился, произошло лишь переоснащение флота, его модернизация, появились стальные мотоботы, более мощные суда, стали использовать более практичные сетематериалы.
Ставные донные сети, так же как и дрифтерные жаберные сети, являются экологически опасными орудиями лова, так как, несмотря на определенную селективность по отношению к молоди (крабы размером менее 7 см практически ими не облавливаются), они не избирательны к другим группам и облавливают в значительном количестве самок и молодых самцов — размером до 13 см, а также других морских обитателей. Отметим также, что во время выборки сетей через рол крабы травмировались, а во время транспортировки сетей на крабоконсервный завод, где краба выпутывали, он зачастую погибал от обсыхания, в результате чего ежегодно уничтожалась масса самок и молоди.
В 1956 г. произошла резкая интенсификация добычи краба в морских водах СССР японскими рыбопромышленниками, увеличившими вылов краба сразу в 9 раз, что потребовало вмешательства Правительства СССР по ограничению японского лова и ужесточению его регулирования. В мае 1956 г. была подписана Конвенция о рыболовстве между СССР и Японией, в соответствии с которой крабовый промысел, так же как и лососевый, должен был вестись по специальным разрешениям в рамках конкретных объемов выделенных квот.
Таким образом, с 20-х по 1956 г. промышленный лов крабов у Западной Камчатки не регулировался, имел варварский характер. При сетном промысле прилов молоди и самок доходил до 70% и практически полностью уничтожался. Признавая преимущества ловушечного промысла по сравнению с сетным, большие усилия по организации переоснащения отечественного добывающего флота новыми орудиями лова приложили руководители производства «Дальморепродукт», специалисты ТИНРО и др. организаций (Родин, 1966; Харичков, 1969; Борщан, 1975).
Переход на добычу крабов ловушками в 70-е гг. послужил причиной прекращения снижения запасов камчатского краба, минимальный вылов которого (7,3 млн. экз.) в послевоенные годы пришелся на 1978 г. (см. рис. 39). Через десятилетие, в 1988 г., вылов удвоился и достиг 14 млн. экз.
В 90-е гг. ХХ в. возросла промысловая нагрузка на традиционно эксплуатируемые популяции крабов, одной из причин которой, по нашему мнению, явилось превышение достаточности количества крабодобывающих судов (или даже их перепроизводство) для рациональной эксплуатации имеющихся промысловых ресурсов крабов. В эти же годы краболовы приступили к освоению новых, ранее неэксплуатируемых скоплений крабов. Это привело к необходимости совершенствовать меры регулирования промысла эксплуатируемых популяций крабов.
Согласно данным Госкомрыболовства РФ по состоянию на 1 января 1999 года добычу крабов в Дальневосточном бассейне осуществляли порядка 160 предприятий, имеющие свыше 350 единиц флота, оборудованного для специализированного промысла крабов.

БИОЛОГИЯ КРАБОВ

По зоологической номенклатуре крабы относятся к классу ракообразных (Crustacea) подтипа жабродышащих. Последние, вместе с подтипами трахейнодышащих (многоножки и насекомые) и хелицеровых (преимущественно паукообразные), образуют тип членистоногих.
В истории развития животного мира Земли ракообразные пришли на смену трилобитам. Встречаются ракообразные в водной среде почти повсеместно. Они являются неотъемлемым элементом морских пелагических и донных сообществ. Это наиболее массовая группа животных. Науке известно около 35 тыс. видов ракообразных. Одни их них ведут неподвижную жизнь (например, морские желуди), другие плавают гигантскими стаями в планктоне, например веслоногие, ветвистоусые, амфинабы и другие членистоногие, являющиеся важнейшим компонентом пищи планктоноядных морских птиц, рыб и китов.
Класс Crustacea делится на 5 подклассов. Вместе с лангустами, омарами, креветками и раками-отшельниками крабы входят в отряд десятиногих ракообразных (Decapoda) подкласса Высшие раки(Malacostraca). Я.А. Бирштейн (1968) указывает, что число видов десятиногих ракообразных приблизительно равняется числу видов птиц,— около 8,5 тыс. Крабы, в основном, странствуют по морскому дну «пешком» или плавают в толще воды.
Следует отметить, что крабы обладают способностью к регенерации утраченных или поврежденных частей тела, которые иногда приобретают необычную форму (Васильев, Степанов, 1998 г.).

Камчатский краб 

Из всех промысловых крабов камчатский является наиболее изученным, его биология довольно подробно изложена в работах Л.Г. Виноградова (1941, 1946, 1947, 1968, 1969, 1970), Л.Е. Румянцева (1945), Ю.И. Галкина (1959, 1963, 1982), М.М. Лаврентьева (1963, 1969), Р.Р. Макарова (1964), J. Takeuti (1967), Л.Г. Виноградова, А.А. Нейман (1969), В.Е. Родина (1969а, 1969б, 1985), В.И. Чекуновой (1969, 1969а), S. Matsuura с соавторами (1971), М.И. Тарвердиевой (1976), В.Я. Федосеева с соавторами (1986), В.Е. Родина с соавторами (1997), А.Г. Слизкина с соавторами (в печати) и в статьях других авторов.
Популяция камчатского краба, обитающая у Западной Камчатки, является самой продуктивной по сравнению с другими популяциями северной части Тихого океана. По численности с ней сравнима только бристольская популяция из юго-восточной части Берингова моря (Родин, 1985), однако в последнее десятилетие бристольская популяция находится в состоянии глубокой депрессии (Reves, 1990). Встречается камчатский краб также у Восточной Камчатки, где он распространяется от мыса Лопатка до южной части Карагинского залива.
Установлено, что на западнокамчатском шельфе Охотского моря популяция камчатского краба распределяется неравномерно и группируется в сравнительно обособленные скопления. Количество таких группировок, по данным разных ученых, варьирует от 3 до 5. Так, японские исследователи, работавшие в конце 20-х–начале 30-х гг., в соответствии с представлениями о структуре популяции камчатского краба делили западнокамчатский шельф на три района: северный, центральный и южный по параллелям 54° и 56° с. ш. (Marukava, 1933).
Отечественные исследователи (Виноградов, 1957; Галкин, 1959, 1963; Чекунова, 1969; Родин, 1985) на основании анализа данных мечения, динамики пространственного распределения и миграций крабов обосновывают новую схему районирования, которая в настоящее время признана уже традиционной: Хайрюзовский район — участок, расположенный к северу от 57° с. ш.; Запретный— от 57° до 56° с. ш.; Ичинский — 56°20'–55°10' с. ш.; Колпаковский — от 55°10' до 54°00' с. ш.; Кихчикский — от 54° до 53° с. ш.; Озерновский район — от 53° до 51° с. ш.
Позже, анализируя большой фактический материал и используя идеи В.Н. Беклемишева (1960) о независимых, зависимых и псевдопопуляциях, Л.Г. Виноградов (1968, 1969) пересмотрел пространственную структуру популяции камчатского краба. Его представления о существовании пространственных группировок камчатского краба развил В.Е. Родин (1985). Вместе с тем, признавая убедительной описанную пространственную структуру популяции и, на ее основе, схему районирования западнокамчатского шельфа, надо полагать, что границы районов достаточно условны. Как будет показано ниже, камчатский краб от года к году совершает такие протяженные миграции, которые не укладываются в представления о долговременной пространственной стабильности отдельных группировок.
Отметим, что существует также промысловая схема районирования западнокамчатского шельфа: зона «А» — севернее 57°00' с. ш.; зона «В» — от 54°00' до 56°20' с. ш.; зона «С» — от 50°50' до 54°00' с. ш.
Размеры и возраст. Выклюнувшиеся из икринок личинки живут в пелагиали, как правило, более двух месяцев (Макаров, 1966, 1968). За это время личинки камчатского краба успевают четыре раза полинять и превратиться в малька. В течение летних месяцев малек линяет несколько раз и к началу зимы достигает размеров около 2–3 мм по ширине карапакса. Такие мелкие животные нуждаются в укрытии от хищников. И мальки находят для себя хорошие укрытия на дне западнокамчатского шельфа. Биота этого региона богата прикрепленными ко дну животными. Гидроиды, кораллы, губки, мшанки, балянусы создают непрерывный покров, в особенности в северной части шельфа и в районе зал. Шелихова (Нейман, 1969; Надточий, 1984).
В возрасте 6–7 лет молодые крабы имеют размеры уже около 70 мм по ширине карапакса. Наблюдения за поведением крабов различных размерных и половых групп показывают, что примерно на таком размерно-возрастном рубеже у камчатского краба меняется характер поведения (Виноградов, 1968; Родин, 1985). Они покидают свои укромные места и начинают мигрировать, подобно взрослым крабам, на открытых участках морского дна. Видимо, по этой причине немигрирующие особи камчатского краба менее 70 мм, как правило, не облавливаются тралами, поскольку они скрыты зарослями прикрепленных животных. Их удается поймать только драгами при специальных исследованиях на жестких грунтах. В то же время мальки крабов-стригунов, которые от оседания личинки на дно и до зрелого возраста живут на открытых участках дна, теми же тралами облавливаются, начиная с размеров 20–30 мм.
По продуктивности сперматогенеза В.Я. Федосеев и В.Е. Родин (1986) выделили три размерных группы самцов: молодые, среднеразмерные и крупные. Молодые особи с шириной карапакса до 80 мм отнесены к неполовозрелым животным. У самцов от 80 до 130 мм по ширине карапакса в семяпроводах находится около 195·106 сперматозоидов. Самые мелкие икряные самки имеют ширину карапакса около 80 мм, а особи размером более 90 мм в подавляющем большинстве встречаются с икрой. У крупных самцов (более 130 мм) в семяпроводах находится около 785·106 зрелых половых клеток. Во время нереста самцы не выделяют полностью половые продукты — некоторая часть сперматозоидов остается до следующего года. Для оплодотворения яйцеклеток самок среднеразмерные самцы используют около 143·106, а крупные животные — около 455·106 сперматозоидов. Таким образом, судя по запасу половых продуктов, эти размерные группы обладают различной половой продуктивностью и потенцией. Позже (Федосеев, Баранова, 1996а, б) подтвердилось ранее высказанное предположение о способности крупных самцов оплодотворять две и, возможно, более самок.
Таким образом, самцы становятся физиологически половозрелыми, достигая размеров 80 мм, а функционально — при размерах более 130 мм по ширине карапакса.
Миграции. Весной камчатский краб с больших глубин мигрирует к берегам на глубину до 4–5 м, где происходит выклев личинок из созревшей наружной икры, затем спаривание, линька самок в присутствии самца и нерест. Летом взрослые крабы и молодь в основном концентрируются на глубинах менее 75 м. На зиму они мигрируют на глубины до 250–300 м. Совершая циклические миграции с мелководья на глубину и наоборот, в каждый сезон они избирают наиболее благоприятные для обитания условия внешней среды. Немигрирующие молодые особи остаются в одном районе на протяжении всего года и подвергаются воздействию меняющейся по сезонам температуры воды от минус 1,6–минус 1,8°С зимой, до плюс 10–12°С летом.
Двигаясь весной к берегу, камчатский краб пересекает полосу низких придонных температур, имеющих иногда значение до минус 1,2°С. И.Т. Закс (1933) и Л.Г. Виноградов (1941, 1945), изучая крабов, пришли к выводу, что препятствием к весеннему перемещению крабов на мелководье служат участки дна, накрытые водой с отрицательной температурой. Однако В.И. Чекунова (1969а), анализируя миграции меченых крабов, установила, что предельно низкая температура придонной воды не является непреодолимым препятствием для весенних миграций крабов.
Зимой самцы держатся преимущественно отдельно от самок. При перемещении на мелководье самцы и самки образуют смешанные скопления при температуре воды около 2–4°С. На мелководье распределение камчатского краба обычно ограничивается температурой воды 7–10°С, где преобладают самки и молодь.
Календарные сроки отдельных этапов весенней миграции крабов на мелководье колеблются. Выклев личинок на шельфе Западной Камчатки происходит с конца апреля до середины мая. Спаривание начинается с середины мая и заканчивается в июне. По окончании спаривания происходит линька основной массы взрослых самцов. В отличие от половозрелых самок, линяющих под защитой самца, самцы линяют в одиночестве.
Питание. В период спаривания и весенней линьки на некоторое время интенсивность питания крабов понижается либо они вовсе не питаются. В посленерестовый период его миграции связаны с поиском корма (Кобликов и др., 1990). В желудках крабов, пойманных во время нагула, обнаруживаются фрагменты мелких двустворчатых моллюсков, плоских морских ежей, червей, гаммарусов, мелких морских желудей балянусов (Виноградов, 1941, 1969, 1970; Виноградов, Нейман, 1969; Родин, 1985). За исключением непродолжительного периода нереста и линьки, крабы питаются в течение всего года. Перемещаясь в диапазоне глубин от 5–10 до 250–300 м, они осваивают кормовые ресурсы шельфа и верхней части свала глубин.
Линька и биологическое состояние. Основная масса крупных самцов линяет в течение мая–июля. Вооруженный шипами, неповрежденный краб защищен от нападения хищников даже непосредственно после линьки, поскольку шипы только что полинявшего краба остры и прочнее других участков панциря. Сроки весенней линьки варьируют в зависимости от районов: на севере они более поздние, чем на юге. По данным исследований последних лет установлено, что значительная часть самцов линяет и в зимний период, в особенности на юге западнокамчатского шельфа. Об этом явлении писал еще Л.Е. Румянцев (1945).
В 90-е гг. расширились сроки исследования крабов на промысловых судах, которые проводят промысел практически круглый год. Это позволило уточнить режим линьки и послелиночного состояния самцов камчатского краба. Установлено, что зимой и даже ранней весной значительная часть самцов имеет чистый панцирь и разжиженные мышцы, характерные для недавно полинявшего краба. Проблема «линялого», следовательно, слабо упитанного, технологически некондиционного краба возникла с переходом промышленности на выпуск варено-мороженой продукции. Особенно большая доля технологически неполноценного краба наблюдалась в 1993–1994 гг. Результаты исследований последних лет дополнили представление о современном биологическом состоянии камчатского краба.
Ловушки улавливают особей разного пола и возраста, в чем можно убедиться по полному биологическому анализу ловушечных уловов (рис. 33).
Рис. 33
Рис. 33
Так, в южной части западнокамчатского шельфа в июне 1993 г. из общего улова крабов 58% имели II линочную стадию, 40% — III и 2% — IV. Технологически кондиционных самцов было только 38% (III и IV линочные стадии промысловых самцов, рис. 33, А). Для этого района характерна низкая доля прилова непромысловых самцов (17%), а самки полностью отсутствовали. В сентябре 1994 г. в Кихчикском районе наблюдался большой прилов непромысловых самцов и крабов II линочной стадии — 88%. Соответственно, доля крабов, пригодных в обработку (кондиционных), была низкой — 20% (рис. 33, B). В ноябре в Ичинском районе доля самцов II стадии равнялась 65%, прилов молоди и самок составлял 66% (рис. 33, С), а доля кондиционных крабов — 22%. В феврале 1994 г. на участке шельфа 53°40'–53°58' с. ш. на глубинах 148–227 м состав улова крабовых ловушек, как оказалось, мало отличался от осеннего. Доля непромысловых крабов составляла 65%, самцов со слабым панцирем — 61% и, соответственно, кондиционных — 20% (рис. 33, D).
Таким образом, доля прилова крабов, возвращаемых в море (непромысловые самцы, самки, а также промысловые самцы II линочной стадии), варьирует от 60 до 80%. Прилов молоди и самок с продвижением на север западнокамчатского шельфа возрастает. Следовательно, при вылове около 10 млн. экз. промысловых самцов камчатского краба у Западной Камчатки вместе с ними ежегодно извлекается из воды и возвращается в море около 20 млн. экз. молоди, самок и самцов промысловых размеров, не пригодных в обработку по технологическим нормам. Появление высокой доли линялых крабов и сокращение количества крупноразмерных особей происходило на фоне круглогодичного промысла (Родин и др., 1996). Не вызывает сомнения, что такой промысел нарушает естественный процесс жизнедеятельности крабов, особенно в период размножения. Воздействие длительный период года сильного пищевого раздражителя, каким является приманка в крабовых ловушках, может, по нашему мнению, изменить режим потребления естественного корма и привести к снижению упитанности краба.
В 1996 г. по предложению ТИНРО-центра постановлением Роскомрыболовства установлен запрет на промысел камчатского краба у Западной Камчатки в нерестовый период — с 1 мая по 31 августа. Эта мера должна послужить сохранению репродуктивного потенциала самой многочисленной и важнейшей в промысловом отношении популяции камчатского краба.
Динамика пространственного распределения и численности. Анализируя графики размерного состава по отдельным районам западнокамчатского шельфа, исследователи (Marukawa, 1933; Виноградов, 1968, 1969; Родин, 1985; Слизкин и др., в печати) отмечали «волну миграций» вдоль побережья Камчатки в южном направлении. Подрастающие крабы постепенно смещаются в центральные и южные подрайоны западнокамчатского шельфа, обусловливая повышение в них численности наиболее крупных крабов (рис. 34 /29 Kb/). Закономерность смещения пиков урожайных поколений, хорошо просматриваемых на графиках, не всегда соотносится с повышением численности промысловых самцов в том или ином районе. Мы построили карты распределения камчатского краба за период с 1964 по 1998 г. с помощью компьютерной программы MapDesigner (Поляков, 1995) и определили его численность (рис. 35 /81 Kb/). Как видно из рис. 35, на западнокамчатском шельфе наибольшая плотность скоплений самцов камчатского краба располагается севернее 54° с. ш. В последние годы это соотношение изменилось, т. е. наблюдается резкое преобладание самцов по сравнению с самками на юге и их дефицит — на севере (рис. 36). В 1997 г. в Хайрюзовском районе оно было в пользу самок как 1:2, в самом южном Озерновском районе — 1:36 в пользу самцов. На северных участках западнокамчатского шельфа остались только самки и самцы менее 130 мм по ширине карапакса (рис. 37, С, D). Самцы размерами 130–150 мм (группа пополнения) сравнительно равномерно распределились вдоль всего побережья (рис. 37, В).
За 35-летний период наблюдения отмечено, что миграции камчатского краба в район шельфа южнее 54-й параллели периодически усиливались. Их доля от общей численности повышалась в этом районе до 10–30% (см. рис. 36). С 1992 г. произошло массовое перемещение камчатского краба в южные районы, и впервые с 1964 г. доля промысловых самцов южнее 54° с. ш. составила более половины их запасов (58%, 55% и 56%, соответственно, в 1996–1998 гг.). Отметим, что увеличение доли промысловых самцов в районе «С» в 60 и 80-е гг. происходило на фоне общего повышения их численности (до 60–95 млн. экз.) и повышения плотности скоплений крабов. Напротив, в конце 90-х гг. перемещение камчатского краба в южные районы происходило на фоне сравнительно низких промысловых запасов — 35–45 млн. экз.
С 1998 г. отмечено смещение на юг и самок камчатского краба, доля которых в Колпаковском и Озерновском районах возросла по сравнению с предыдущими годами с 5 до 20% (рис. 36). Такое преобладание самок на юге западнокамчатского шельфа, в два раза превышающее ранее (1985 г.) отмеченный максимум (11%), не наблюдалось с 1964 г. Так же, как и у самцов, концентрация 20% самок в южных районах в 1998 г. совпала с весьма низким уровнем их численности — 30 млн. экз., в то время как в 1989 г. численность самок западнокамчатской популяции равнялась 150 млн. экз.
Как видно из приведенных данных (см. рис. 35, 36), в западнокамчатской популяции камчатского краба наблюдаются долгопериодные колебания численности. Как правило, при повыш&

 

Отзывы
«Заказывала на 8 марта себе устрицы Верде. Всем гостям очень понравились.За качество продукции 5 баллов. Но поставлю 4 балла, т.к. курьер опоздал на 30 мин. Также не было камчатского краба в наличии.»


Диана Москва

« Благодарю ваш замечательный магазин за вкусныеи свежие продукты! В вашем арсенале оч много интересного, что с трудом можно найти в обычных магазинах, и полезного! Спасибо большое за оперативную доставку сегодня.»


Виктор Москва

« Отличное обслуживание, прекрасный по качеству товар. Заказываю не в первый раз, очень довольна.Удобное время доставки.Всем рекомендую.»


Виктория Москва

Крабики
«Заказывал конечности камчатского краба. Приятно удивлен количеством мяса внутри. Даже в азбуке вкуса таких не видел) Ставлю твердую пятерку!»


Олег москва

© 2015 Лаостра.ру Все цены на сайте указаны в рублях.
Копирование и публикация материалов сайта возможна только с разрешения администрации Laostra.ru
Все права защищены.
Мы принимаем Visa Мы принимаем Master Card Мы принимаем Maestro